БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

Свидетельства друзей

Воздействие Иисуса было таким большим, что людям приходилось становиться или на Его сторону, или против Него. Оставаться к Нему безразличным было нереально. В Коране Его именуют «величайшим в этом мире и в грядущем». Паскаль увидел: «Кто обучил евангелистов свойствам совершенной и геройской души, которые они с таким мастерством обрисовали в БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ Иисусе Христе?"

Иисус был во всем самым гуманным из людей и — более, чем гуманным.

«Невозможно ничего прибавить к чуду, величию и любви, исходящим от Иисуса», — гласил Чаннинг.

«Одним словом, — пишет А. М. Фэрбэрн в собственной «Философии христианской религии», — Иисус был Божеством, явленным в человеке, в определенный исторический период БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ. Эта мысль поразительна сама по для себя, и становится еще больше поразительной, так как таким расчудесным образом была воплощена в жизни определенного Человека. На свете еще не было идеи более высочайшей…"

Его жизнь была святой. Его слово — настоящим, и весь Его нрав был воплощением Правды. Никогда не было в мире БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ более настоящего, более подлинного человека, чем Иисус из Назарета.

По воззрению У. Р. Грегга, «Иисус был одной из числа тех редчайших даровитых натур, — при этом более совершенной из их — у каких чистота и полная гармония разума и совести обеспечивают ясность зрения, подымающуюся практически до пророческих высот».

В истории не БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ было еще настолько великодушной жизни, в какой было бы так не достаточно земного, местного, преходящего; которая служила бы настолько высочайшим и всеобщим целям.

Джон Янг в книжке «Христос истории» задает последующий вопрос: «… Как вышло, что из всех людей только Он поднялся до духовного совершенства? Если Бог сделал это БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ для укрепления благочестия и добродетели на земле в один прекрасный момент, то Он был в состоянии сделать то же самое и в другие времена, в других обстоятельствах. Другими словами, если б Иисус был только человеком, то в следующие века мы встречали бы других, схожих Ему, и призванных исправлять, учить и БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ воскрешать мир. Но Господь этого не сделал…"

«Мы подсознательно отделяем Христа от других людей, — отмечает Карнеги Симпсон. — Встречая Его имя в каком-нибудь перечне выдающихся личностей, рядом с Конфуцием и Гете, мы ощущаем, что нарушается тут не столько религия, сколько справедливость. Иисус не принадлежит к выдающимся мировым БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ деятелям. Можно гласить об Александре Величавом (Македонском), о Карле Величавом, о Наполеоне Величавом, если угодно… но не о Христе. Христос — не Величавый. Он — Единственный. Он — просто Иисус. К этому нечего добавить… Он выходит за рамки хоть какого анализа. Он низвергает наши каноны людской природы. Он выше всякой критики. Он принуждает наш БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ дух благоговеть».

Как пишет Филипп Шафф, «Его усердие никогда не оборачивалось пристрастием. Его всепостоянство — упрямством. Его добросердечие — слабостью. Его нежность — сентиментальностью. Его неземная природа была свободна от безразличия и нелюдимости. Его достоинство — от гордости и самодовольства. Его дружелюбие — от лишней фамильярности. Его самоотречение — от мрачности. Его сдержанность — от суровости БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ. Он соединял детскую невинность с мужеством, всепоглощающую преданность Богу с неустанным энтузиазмом к процветанию людей, любовь к грешникам — с непримиримым осуждением греха, императивное достоинство — с чарующей скромностью, бесстрашие и отвагу — с разумной осторожностью, несгибаемую твердость — с очаровательной мягкостью».

В общении с поэтом Робертом Браунингом Чарльз Лам гласил БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ о эмоциях, которые бы они испытали, если б в комнату вошел кто-либо из величавых людей прошедшего. «А что, если б вошел Христос?» — спросили его. «Если бы к нам явился Шекспир, — ответил Лам, — нам всем следовало бы встать перед ним. Но перед Христом нам следовало бы свалиться ниц, чтоб БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ поцеловать край Его одежды».

Гриффит Томас подчеркивает, что Христос «воплощает точное Божественное вмешательство в жизнь человека в определенный момент истории. Все наши взоры основаны на этом величавом чуде — личности Христа».

«В Нем сходятся все добродетели других людей, и мы не ошибемся, если скажем, что ни одной из добродетелей, характерных человеку, в Нем БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ не отсутствует».

Еврейский ученый Клаузнер считает, что «Христос был более евреем, чем хоть какой еврей, даже более евреем, чем Гиллель».

Тяжело спорить с тем, что Христос учил самым незапятнанным и высочайшим нравственным правилам, этической системе, затмевающим все моральные положения и максимы наимудрейших мыслителей древности.

Джозеф Паркер в собственной книжке БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ «Се Господь» пишет, что «Замыслить Христа мог только Христос».

Иоганн Готтфрид фон Гердер считал Христа «в благороднейшем и совершеннейшем смысле эталоном человечности».

«Я знаю людей, — гласил Наполеон Бонапарт, — и я могу сказать вам, что Иисус Христос — это не просто человек. Его нельзя сопоставить ни с кем из БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ живших на земле. Александр Македонский, Цезарь и Карл Величавый, как и я, основали империи. Но на чем держались все наши подвиги? На силе. Иисус Христос основал Свою империю на любви, и в всякую минутку миллионы людей готовы умереть ради Него».

Теодор Паркер, известный деятель унитарианской церкви, гласил. что БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ «в Иисусе соединяются воединыжды высокие принципы и самые Божественные дела, в Нем более чем реализуются мечты мудрецов и пророков. Подымаясь над всеми предрассудками Собственного времени. племени и секты. Он изливает учение, незапятнанное, как свет, высочайшее, как небеса, настоящее, как Бог. Восемнадцать веков прошло с того времени, как Иисус, как будто БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ солнце, высоко взошел над населением земли. Какой человек, какая секта могли бы выпестовать Его мысли, составить Его учение и настолько много приложить его к жизни».

«Христос поражает и ошеломляет чувственных людей, — отмечает Ральф Уолдо Эмерсон. — Они не могут вписать Его в историю либо примирить со своим своим духовным БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ миром».

В последнем издании«Британской Энциклопедии» Иисусу отведено 20 тыщ слов, посреди которых нет ни 1-го намека на то, что Он мог не существовать. Таким деятелям, как Аристотель, Александр, Юлий Цезарь, Цицерон либо Наполеон Бонапарт, замечает Уилбар Смит, места отведено меньше.

Закончим этот раздел словами Филлипса Брукса:

«Иисус Христос — это снисхождение Бога БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ и возвышение человечества».


bobslej-doklad.html
bociya-lohahata-razvedena-doklad.html
boddi-d-pejton-r-rinochnaya-model-agrarnogo-sektora-regiona-e-f-zlobin-m-agri-press-2000-403-s.html